Дмитрий Кошкин. Интегрирование систем безопасности объектов и территорий как первый шаг на пути к цифровой экономике

Цифровая экономика, роботизация производства, межмашинное взаимодействие, интернет вещей и «умные города» – все это невозможно без обеспечения первичной потребности человечества в безопасности окружающей среды. Технологический прогресс возможен только на почве мирного сосуществования людей, взаимовыручки и постепенного наращивания инфраструктуры. О том, с помощью каких технических решений нужно начинать строить «безопасные» и «умные» города, «ЭС» беседовала с Дмитрием Кошкиным, директором по развитию ФГУП «Российские сети вещания и оповещения».

IMG_7682-1 (1)«ЭС»: Дмитрий Владимирович, теоретическая концепция построения «умных городов» проработана на сегодняшний день достаточно хорошо. Технологические модели также существуют. Однако реальных действующих примеров во всем мире – единицы. Почему так?

– В мире понимание концепции умных городов разнится. Если говорить о городах будущего, строящихся с нуля, то их действительно можно пересчитать по пальцам. Из наиболее амбициозных проектов – это Сондо в Южной Корее, Масдар в Объединенных Арабских Эмиратах, Фудзисава в Японии и ряд других. Многие проекты, объявленные еще десять-пятнадцать лет назад, так и не были реализованы, какие-то – урезаны в финансировании или переориентированы на экологическую составляющую.

Большинство же стран, и Россия не исключение, идут по пути улучшения инженерной и коммуникационной инфраструктуры существующих мегаполисов. Сингапур, Шанхай, Нью-Йорк, Барселона, Вена, Копенгаген, Хельсинки – во всех этих городах внедрены те или иные элементы «умного города». У нас можно вспомнить успешные проекты «Безопасный город» в Красноярске и Вологодской области, «Светлый город» в Нижнем Тагиле, «Московский транспорт» в столице. Города «умнеют» постепенно и лишь по мере «умственных» способностей своих жителей. Мировой опыт показывает, что основной преградой к построению «умных городов» является не отсутствие финансирования – его порой бывает даже в избытке, – а моральная неготовность городских властей и населения к переменам.

«ЭС»: То есть в России еще рано говорить о внедрении подобных технологий?

– Умный город и все, что с ним связано, – это передний край в области ИКТ. В Азии его построение актуально для городов-миллионеров, с большой концентрацией жителей, с серьезными экологическими, транспортными, коммунальными проблемами. В Скандинавии выработан другой подход – там строят не города, а отдельные «умные районы» внутри них. В Северной Америке модернизируют инфраструктуру городов по отдельным направлениям: по канализации, светофорной сети, видеонаблюдению. Причем почти везде инициаторами проектов выступают либо сами муниципалитеты, либо крупные промышленные корпорации, такие как IBM, Siemens, Cisco и др. Там драйвером роста служит накопленный политический опыт, новые технологии, свободные финансы.

В нашей стране инновационное развитие происходит иначе. Как правило, это метод вышестоящих директив. Характерный пример – послание Президента РФ Федеральному Собранию в декабре 2016 года, в котором он заявил о необходимости развития цифровой экономики. Это сразу же запустило целый конвейер политических решений. Глава правительства дал указание министрам, министры – подведомственным институтам. А объективной комплексной оценки по готовности регионов встать на «цифровые рельсы» так никто и не дал. Мало того, не закончены предыдущие целевые программы по информатизации территорий. Например, в рамках развития универсальной услуги связи «Ростелеком» официально планирует только к концу 2018 года оборудовать точками доступа в интернет населенные пункты с численностью от 250до 500 человек. Ввод в постоянную эксплуатацию «Системы-112» во всех субъектах страны МЧС России также планирует только к концу 2018года.

«ЭС»: Цифровой разрыв между субъектами РФ действительно существует, но федеральные программы как раз и призваны сократить это отставание…

– Финансирование регионов помогает закупать оборудование, но не решает проблемы ментального разрыва. В 2013-2014 годах ФГУП РСВО активно продвигало в регионах систему уличного радиовещания и оповещения населения. Опыт внедрения СУРОН показал, что местные власти не принимают индивидуальный подход к построению систем экстренных коммуникаций.  Они всегда оглядываются и спрашивают: «А как у других?». Поэтому за основной канал передачи данных по умолчанию принималась телефонная линия таксофонов. Хотя возможности технического комплекса позволяли использовать как сотовую, так и спутниковую связь для передачи сигналов оповещения. Но патриархальное мышление вынуждает ориентироваться на традиционные решения, принятые раз и навсегда. И это необходимо учитывать.

«ЭС»: В предыдущих выпусках журнала мы говорили о том, что телекоммуникации призваны стать транспортной инфраструктурой цифровой экономики. Однако пока что остается открытым вопрос стандартизации связи пятого поколения. Какие из существующих стандартов передачи данных, по вашему мнению, будут востребованы при построении «умных городов»?

– Жизненный цикл того или иного стандарта связи непредсказуем. А ввиду увеличения количества разработчиков на мировом рынке и различных ассоциаций в области связи трудно объективно прогнозировать успешность той или иной технологии. Например, при разработке интеграционной платформы УПАК РСВО мы ориентировались не на стандарты, а на наиболее распространенные в России каналы связи и интерфейсы. Это стационарные телефонные сети, локальные вычислительные сети, радиотрансляционные сети, сети сотовой и спутниковой связи, слаботочные сети различного назначения, сети конвенциональной и транкинговой связи.

При создании интегрированных систем на первом этапе важно использовать все имеющиеся каналы передачи данных. И уже потом, по мере наращивания или модернизации инфраструктуры, дополнять ее новыми стандартами, попутно отключая невостребованные или морально устаревшие решения.

«ЭС»: И все-таки, насколько реально появление «умных городов» в среднесрочной перспективе в нашей стране?

– В рамках сегодняшнего вектора развития все же уместнее говорить о «безопасных городах». Пока в городской среде не будут объединены системы инженерного мониторинга, уличного видеонаблюдения, транспортной и объектовой безопасности, системы оповещения, говорить о более высоких уровнях организации городских пространств не придется. Вы сами сказали, что стандарты 5G еще только предстоит разработать, а реальные экономические вызовы стоят перед нами уже сегодня.

Через два месяца в России состоится Кубок конфедераций FIFA 2017. Обратите внимание, что в качестве площадок для проведения матчей выбраны самые высокотехнологичные в плане обеспечения комплексной безопасности города. Это две столицы – Москва и Санкт-Петербург, олимпийский Сочи и ультрасовременная Казань. Такая своеобразная репетиция перед предстоящим Чемпионатом мира по футболу 2018 года позволит еще раз отработать все существующие элементы «умного города» – от универсальных транспортных карт и электронных табло на остановках общественного транспорта до системы идентификации болельщиков и распознавания подозрительных лиц с помощью систем видеонаблюдения. А в 2019 году в Центральной Сибири состоится зимняя Универсиада, опять-таки в Красноярске, где, как было сказано раньше, успешно реализована программа «Безопасный город».

«ЭС»: Получается, что при формировании положительного национального имиджа страны на мировой арене государство отдает предпочтение наиболее высокоразвитым городам?

– Да, причем наиболее развитым именно с точки зрения комплексной безопасности. Безопасность городской среды как для жителей, так и для гостей – первостепенная задача любой администрации. Причем успешно решать ее можно без больших финансовых затрат, прибегая к административному ресурсу. Достаточно вести умелый контроль за социальными объектами и территориями, возлагая на них ответственность за соблюдение установленных законодательных норм. А таких норм в последнее время появилось много – это, например, и энергетический паспорт объекта, и паспорт антитеррористической защищенности. Кроме того, определенная часть инфраструктуры создается сегодня частными компаниями – камеры наружного видеонаблюдения, элементы уличного освещения, уличные громкоговорители, охранная и пожарная сигнализация. Отдельно нужно выделить застройщиков, напрямую формирующих облик не только отдельных домов, но и целых районов.

Если уж говорить о построении «умных городов», то оно должно начинаться с обеспечения комплексной безопасности объектов и территорий. Именно в этих областях электросвязь достигла своего наибольшего применения. Здесь и всевозможные датчики слежения, и системы идентификации, и коротковолновые сети, и шифрование данных. И задача нашего предприятия как системного интегратора – помочь различным предприятиям увязать разрозненные элементы в единую информационную систему.

 «ЭС»: В каких отраслях экономики интеграционные решения систем безопасности востребованы в первую очередь?

– Это крупные производственные предприятия, в том числе оборонного назначения. Научные и бизнес-парки, торгово-развлекательные центры, спортивные сооружения. В меньшей степени учреждения образования и здравоохранения. К сожалению, мировая практика складывается таким образом, что кардинальное развитие систем безопасности на социальнозначимых объектах происходит только после больших трагедий. Хотя по степени уязвимости именно школы, больницы, общественный транспорт наиболее подвержены экстремистской и террористической деятельности. Как правило, ограниченность бюджетных средств не позволяет этим учреждениям комплексно подходить к внедрению телекоммуникационных решений. Но даже при минимальном финансировании некоторые из них умудряются привлекать спонсоров или составлять контракты на льготных условиях. Например, ФГУП РСВО всегда идет навстречу подобным предложениям. Ведь в конечном счете от взаимного сотрудничества выигрывают все – и предприятия, и население, и сам город.

Рубрики и ключевые слова